ФЭНДОМ


Истории с Болот (ориг. «Tales from the Swamps» – The Nether Gods short stories) — это небольшой рассказ о битве между армией Нигона и объединёнными силами Таталийских и Эрафийских войск. Рассказ был написан от лица Ксантора, профессора Университета из Эрафии. Сотрудники New World Computing первоначально опубликовали рассказ на фан-сайте «The Nether Gods» (рус. Подземные Боги), посвящённом игре Heroes of Might and Magic III, который на данный момент является закрытым.

Ниже приведена полная копия.

Истории с Болот Править

Друзья мои, какое же удивительное приключение со мной случилось! Три дня назад мы отправились в Стиллбог, новый город Крепостей в глубинке западных болот. Поскольку этот регион технически находится за границей Эрафии и считается враждебным, Университет нанял вооружённый эскорт для защиты нашей группы, в которую также входили я, мой помощник Грегор и ещё один мой коллега, профессор Маркус Финч.

Путешествие в Таталийскую низменность обычно занимает две недели, но наш гид, Корбак, уроженец рода Ящеров из низменностей, знал о перемещающих вратах, пройдя через которые, можно преодолеть большую часть расстояния и благодаря этому время в пути сокращается всего до пяти часов. Интересный парень, этот Корбак. Он называет себя Звероловом, что означает, если я правильно помню, мужское звание лидеров из Низменностей. Наш эскорт состоял из дюжины алебардщиков, двадцати тяжеловооружённых арбалетчиков из близлежащего города Хайкасл, а также одного мага из города Башен в Серебряном Крыле. Я уверен, что со стороны мы выглядели весьма разношёрстной компанией, и, когда взошло солнце, мы начали свой путь.

К середине утра мы достигли перемещающих врат. Они потрескивали от странной энергии, и через него мы могли видеть тёмный лес. Видимо, утро ещё не дошло до той части континента.

Корбак взял половину пикинёров и арбалетчиков с собой, проходя через ворота. Каждый раз, когда человек проходил сквозь них, раздавалось громкое «ХРЯСЬ!», но и сразу же мы могли наблюдать их живыми и здоровыми на другой стороне, попутно всматриваясь в темноту в поисках любого враждебного существа, которое может скрываться в тени. Вскоре нам дали сигнал, и мы прошли следом, сначала Маркус, затем Грегор, потом я, и маг конце. Когда мы проходили, ничего необычного не случилось, врата по сути ничем не отличались от обычного прохода. Уже с другой стороны, когда я наблюдал за тем, как проходили оставшиеся солдаты, ворота издавали уже мягкий «пузырящийся» звук каждый раз, когда человек появлялся.

Как только мои глаза привыкли к темноте, я смог увидеть то, о чём Корбак рассказывал нам ранее. Ворота завели нас вглубь Таталийской низменности. Вокруг нас располагались тёмные, заросшие тростником омуты. Наш приход, очевидно, удивил местную живность, переключившись на осторожную тишину, но теперь, когда мы стояли в глубоких тенях, созданных навесом из огромных, покрытых мхом дубов, ночные звуки жизни начали медленно возвращаться. Низкое кваканье лягушек-быков, шум насекомых на фоне и случайные уханья совы создали грандиозный хор, когда мы зажгли факелы и отправились на север.

Примерно через полчаса мы оказались на возвышенности, которая позволила нам увидеть солнце, выглядывающее над горизонтом. В тусклом свете мы могли разглядеть большой пещерный грот на склоне холма над нами. Корбак заглянул внутрь на мгновение, нюхая воздух. Без предупреждения он выругался, швырнул свой факел в пасть пещеры и вытащил два длинных кинжала, которых я раньше не замечал. В свете факела я увидел несколько безглазых фигур, нападающих на нас. Троглодиты!

Был отдан приказ, и алебардщики ринулись навстречу, но было уже слишком поздно. В одно мгновение два десятка троглодитов вышли из пещеры и направились к нам, но теперь я понял, что моё собственное любопытство поставило меня прямо между ними и арбалетчиками, которые начали целиться. Я больше не видел Корбака, но я заметил женщину с луком, которая, казалось бы, возглавляла троглодитов. Она посмотрела на меня, и я понял слишком поздно, что только что встретился взглядом с медузой.

Когда я наконец пришёл в себя, я увидел ужасную сцену вокруг себя. Битва уже закончилась, и, когда я поднялся на ноги, маг сообщил мне, что я довольно сильно превратился в камень, но он смог оживить меня в последний момент. Он также сказал мне, к моему большому облегчению, что мне ещё повезло, что я не разбился на сотни кусков, когда упал на землю, попутно показывая на место, которое выглядело как статуя алебардщика, разбитая в районе ног, и ещё две таких же целые статуи у грота пещеры. Я прочувствовал внезапный холодок, несмотря на тёплое солнце, которое к настоящему времени уже поднялось над деревьями.

Среди погибших было семнадцать троглодитов, ещё три алебардщика (кроме тех трёх, которые были обращены в камень) и пять арбалетчиков. Профессор Финч сказал мне, что оставшиеся троглодиты сбежали обратно в пещеру после того, как наш гид, Корбак, убил медузу, по всей видимости, ударом в спину. Тогда я понял, что нигде не было видно Корбака, но с облегчением узнал, что он ушёл отнести тело медузы к краю болота для надлежащего захоронения. Пока мы ждали, маг восстановил двух неповреждённых стражей.

Троглодиты и медузы — обитатели подземного мира. Я изучал оба вида в прошлом (в безопасных условиях), тогда они находились под сильным наркозным эффектом и не представляли особой угрозы. Увидеть их в естественной среде обитания было удовлетворительным опытом, хотя я не очень надеюсь снова повторить его в ближайшее время.

К тому времени, когда Корбак вернулся, остальные из нас уже были готовы двигаться дальше. Он сказал нам, что мы уже, возможно, менее чем в часе ходьбы от Стиллбога, и что нам следует ожидать увидеть первых городских разведчиков примерно через полчаса. Не менее, чем через 20 минут, мы заметили дюжину гноллов-мародёров, которые шли в ногу за нами. Корбак ничего не сказал, но мы с Маркусом и Грегором тихо болтали и быстро набросали поспешные заметки. Хотя для меня это была ещё одна возможность увидеть этих существ в их естественной среде обитания, я должен был признать, что наш опыт работы с троглодитами утром оставил меня немного напуганным.

Наконец мы добрались до Стиллбога. В этом месте кипела активность, и меня поразило, сколько всего было построено за такое короткое время. Корбак поболтал с женщиной по имени Вердиш, которую он представил нам как главу города. Её волосы были лохматыми, а лицо было окрашено в дикие цвета, также она носила одежду, похожую на одежду Корбака. У неё также были длинные бусы, которые обвивали её руки от плеч до запястий и издавали странный грохочущий звук (только позже я понял, что эти бусы были зубами, вероятно, двадцати различных животных). Сам город уже завершил строительство большинства основных сооружений. Несколько хижин гноллов были установлены вдоль берега у входа в город, возле которых находилась небольшая верфь, предполагая, что мы были достаточно близко к морю. По всему жилому комплексу то, что изначально выглядело как кучки нескольких деревьев, оказалось домом для почти трёх десятков ящеров-лучников. Позади закладывался фундамент большого каменного сооружения. Нам сказали, что это будет домом для горгон, которые скоро прибудут из другой части Низменности. В центре города была клетка с большой стрекозой. Вердиш сообщила нам, что они не смогли приручить это существо, надеясь, что оно построит свой улей на дереве, специально выращенном для этой цели. Дальше они были не уверены, что с ней делать, учитывая, что в город уже была отправлена ещё одна стрекоза.

Обнаружив, что здесь нет жилищ для других существ, Маркус, Грегор и я сели с солдатами, чтобы пообедать. Пока мы ели, Грегор спросил о длинном канале, который копали несколько ящеров в юго-западной части города. Сказав нам, что это будет ров, Корбак добавил, что, по словам Вердиш, частота набегов троглодитов, подобных той, которую мы видели сегодня утром, увеличилась в течение последних нескольких месяцев. Оказывается, Стиллбог был создан как форпост с целью попытаться остановить нарастающую волну набегов существ Подземелья. Он также добавил, что нам повезло – в отрядах набегающих обычно есть ещё и созерцатели!

Корбак, несмотря на то, что он просто шутил, или же реально пытался нас напугать, заставил большинство из нас встревожиться. Каждый звук начал привлекать наше внимание, будь то щебетание, треск, всплеск или удар. К наступлению ночи мы наконец смогли расслабиться и почувствовать себя в безопасности. Именно тогда и случилась атака.

Звук военного рога стал нашим первым предупреждением. Все насторожились, Корбак и Вердиш начали рявкать приказы на разных языках. Маркуса, Грегора и меня отвели в центр комплекса, где нас привели по веревочной лестнице в крепкое дерево, основание которого составляло почти шесть метров в ширину. В пятнадцати футах от земли широкое основание резко обрывалось, оставляя чашеобразный верх, окружённый ветвями, что обеспечило нам не полное укрытие, но отличную видимость подготовки, происходящей ниже. Я посмотрел вниз и увидел арбалетчиков и мага, поднимающихся за нами, и алебардщиков, образующих защитное кольцо вокруг основания дерева.

Слева от себя я увидел Вердиш и множество ящеров-лучников, взбирающихся на другое дерево, в то время как гноллы-мародёры торопливо устанавливали несколько деревянных баррикад из заострённых палок. Похожие действия происходили и справа от нас, прямо за стрекозой в клетке. Корбак стоял в центре, посередине между нами и передними баррикадами, отдавая приказы. Где-то он нашёл щит, и вместо длинных кинжалов он теперь держал тяжёлый меч с широким лезвием.

В этот раз прозвучал ещё один гудок, мы смогли разглядеть приближающиеся тени. Когда они достигли поля видимости комплекса, я увидел, что это были гноллы, вероятно, та самая группа разведчиков, которая сопровождала нас утром. Они прошли через весь комплекс и затем заняли позиции справа от нас. Когда я снова посмотрел вперед, то увидел, что подготовка была завершена. Лучники застучали стрелами, затем вокруг нас всё болото затихло.

Произошёл внезапный грохот в верхушках деревьев справа от нас, и раздался визг, когда четыре гарпии нанесли атаку из под воды на гноллов с баррикад. Арбалетчики немедленно повернулись в их сторону и открыли огонь, сбивая одну из них, когда они закружились вверх, взлетая в темноту. Мгновенно они начали перезаряжаться, но, как только тело первой гарпии упало на землю, все черти ада вырвались на свободу. На свет вышли в нападение почти тридцать троглодитов, за которыми последовали круглые щупальца той формы, обладателями которой могли быть только созерцатели. Ящеры-лучники пока ещё не стреляли, но я видел, как Вердиш уже дико махала руками. Хотя у меня мало познаний в мистическом искусстве, но я определённо понимал, что она произносит заклинание.

Заклинание приняло форму, и земля за передними баррикадами размягчилась под ногами троглодитов в густую липкую грязь, замедляя их передвижение. Именно тогда ящеры-лучники наконец-то открыли огонь, ведь им было намного легче стрелять по целям, которые были не столь подвижными. В то же время, маг рядом со мной направил свой посох на ближайшего наблюдателя, выпустив огненную стрелу, которая оставила от существа лишь хрустящую корочку.

Справа от нас гноллы нанесли удар по троглодитам, идущим через баррикады. Хотя гноллы были в меньшинстве, но они были весьма устойчивыми. Наши арбалетчики начали стрелять по своей инициативе, чтобы прикрыть гноллов. Впереди погрязшие троглодиты всё ещё продолжали двигаться, хотя они быстро падали под дождём стрел ящеров-лучников, и оставшиеся троглодиты, которые смогли достигнуть ближайшей стороны, были добиты Корбаком и гноллами.

Внезапно дерево слева от нас взорвалось. Куски дерева и огня разлетелись во все стороны, и взрыв отбросил меня в сторону. Я бы наверняка упал с дерева, если бы не успел схватить одну из веток. Пока Маркус и Грегор доблестно пытались вытянуть меня обратно, маг уже снова целился своим посохом. Я посмотрел в ту же сторону, куда и он, и сквозь дым я увидел фигуру в облачении на чёрном коне – это был Чернокнижник! Должно быть, именно из-за него то дерево взорвалось, подумал я. Маг выстрелил, но выстрел рассеялся прежде, чем достиг своей цели. Теперь Чернокнижник нацелился на нас, и мои волосы встали дыбом, когда огромная вспышка молнии разбила наше дерево на миллионы кусочков.

Меня выбросило на землю, сильно подвернув лодыжку, когда я приземлился. Верхняя половина дерева была взорвана, как будто изнутри она вскрылась, как какой-то мягкий фрукт. У меня звенели уши, и боль в лодыжке была невыносимой. Все алебардщики были сбиты взрывом, и большинство начало подниматься на ноги. Я не мог видеть никого из тех, кто был со мной на вершине дерева, и я ожидал худшего. Оглядываясь вокруг, я увидел переднюю линию гноллов, рушащуюся под натиском троглодитов и созерцателей. Алебардщики, думая, что им уже нечего охранять, двинулись на помощь передовым войскам. На правом фланге дела пошли лучше, и я пополз в том направлении.

Когда я добрался до клетки со стрекозой, передо мной раздался громкий рёв. Я поднял глаза как раз вовремя, чтобы увидеть прыжок огромной мантикоры через баррикаду, приземлившуюся посреди гноллов, где она начала быстро разрывать их на части. Мой живот скрутило от этого зрелища. Я посмотрел на переднюю баррикаду. Много созерцателей лежало мёртвыми, и осталось ещё несколько блуждающих троглодитов, но взрыв огненного шара подсказал мне, что Чернокнижник был всё ещё жив и здоров, хотя я его нигде не видел. Справа мантикора была ранена, но все ещё сражалась, а у гноллов, которых не сражались с ней, руки были заняты битвой с троглодитами, почти вдвое превосходящими их, плюс ещё две гарпии помогали им сверху. Мы были в меньшинстве и быстро редели. Я сжался возле основания клетки со стрекозой, думая, что это действительно конец.

За грохотом битвы где-то вдалеке раздался звук боевого рога. Я не мог понять, с какого направлении он звучал, но, оглядываясь по сторонам, никто не выглядел так, будто бы кто-то ещё его услышал. Правый фланг держался, казалось, только из-за того, что троглодиты были больше заинтересованы в том, чтобы прикончить гноллов, чем пройти мимо них. Вспышка молнии, сопровождаемая несколькими криками, привлекла моё внимание спереди, и мне пришлось глянуть через клетку стрекозы, чтобы увидеть, что произошло. Обгоревшие мёртвые тела, и своих, и врагов, лежали по прямой линии, что означало, что было использовано заклинание цепи молнии. Я искал Чернокнижника, но мой взгляд постоянно заслоняла стрекоза, которая двигалась внутри клетки.

Только тогда до меня дошло. Стрекоза! Я потянулся к другой стороне клетки и вытащил засов, которая удерживала её дверь закрытой. Затем, распахнув дверь, я упал на землю, когда стрекоза вылетела из клетки.

Очевидно, стремясь стать главной в небе, стрекоза полетела прямо к одной из гарпий, схватив её в воздухе. Она пыталась вырваться, но челюсти стрекозы были крепко сжаты в горле гарпии, и через несколько секунд безжизненное тело гарпии упало на землю. Другой гарпии повезло чуть больше. Она и стрекоза обменивались резкими атаками, поднимаясь всё выше и выше в воздух, в конечном итоге исчезая во тьме.

Когда они исчезли из поля зрения, я услышал низкий грохочущий звук. Когда звук усилился, земля начала дрожать, словно торнадо врывалось. Внезапно ряды нападавших рассыпались, и я заметил троглодитов и созерцателей во главе с Чернокнижникам, которые пустились наутёк так, что только их пятки сверкали, а следом за ними гнались пара огромных горгон медного цвета. Ещё следом бежали около пятидесяти гноллов, и тогда я увидел ящерицу на лошади – ещё одного Зверолова!

В этот момент подул ветер, когда вдруг с неба стремительно начала падать огромная виверна. Низко пикируя, она ударила мантикору хвостом с ядом, мгновенно убив её. Поднялись крики приветствия гноллов, и виверна, демонстрируя им свой ответ, взлетела вверх и приготовилась сделать ещё один полёт. Но вторая атака уже не понадобилась. Чернокнижник вместе с одним созерцателем и приблизительно с восемью или девятью троглодитами бежали во тьму. Мы победили!

Но... Какой ценой? Менее дюжины гноллов-мародёров выжило, и все алебардщики, кроме двух, погибли. К моему большому удивлению и облегчению, и Профессор Финч, и Грегор пережили разрушение башни с деревьями, хотя у Маркуса было сломано запястье, а в бедро Грегора вонзился деревянный осколок длиной в тридцать сантиметров. Маг был мёртв, как и все, кроме трёх арбалетчиков. Обитателям другого дерева полностью не повезло. Чудесным образом Вердиш, хотя и немного опаленная, выжила, но все, кто был рядом с ней, сгорели дотла.

Как и Медуза тем утром, мёртвые были вывезены для должного захоронения. Были проведены небольшие церемонии, но даже с подкреплением, которое прибыло, только к следующему утру место было полностью убрано от трупов и следов. В течение этого времени Вердиш исцеляла раненых, используя странную комбинацию магических заклинаний и мистического вуду, а в конце поила сильным, но мерзким зельем. Я не знаю, что это было, но я проспал как мёртвый до полудня следующего дня.

Мы провели остаток дня, изучая существ. Виверна свила гнездо на большом дереве, и теперь, когда я увидел её при дневном свете, я понял, что она на самом деле была виверной-монархом. Горгоны бегали, сотрясая землю с каждым шагом, при этом казалось, будто бы они игрались. Я был удивлён, обнаружив стрекозу в клетке, и мне сказали, что ночью она не просто вернулась в город, но и сама забралась обратно к себе в клетку. Несколько гноллов продолжили работу по рытью рва василисков, другие же строили ограждение для загона, которое в будущем станет местом жилища для гидр.

На следующее утро мы уехали. Сильный отряд гноллов провёл нас до ворот, и дальше только Корбак, Маркус, Грегор, я и пятеро солдат прошли через врата. Последующий путь от врат до Университета прошёл без происшествий, но я думаю, что нам и так уже хватило достаточно впечатлений!

Nether Gods short stories
ГеографияИстоки некромантииБастионИнферноИстории с болотПараллельный мирСправка о КриганахКоролева КатеринаСлухи при ДвореНаследиеСомнительный альянс
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.